Дарья Цепкало: «За всё время обучения и пребывания в самоделке я ни разу даже со стипендии не слетела» 

Скоро лето – время отдыха от учёбы, долгов и дедлайнов. Это значит, что пора вспомнить один из главных триумфов года: билеты на студенческую весну ИФЖиМКК были распроданы за неделю. Само мероприятие вызвало смешанные отзывы, но это не помешало номеру в «оригинальном жанре» укатить на юбилейный фестиваль в Самару. Роль режиссёра – Дарьи Цепкало, студентки третьего курса отечественной филологии – во всём этом колоссальная. Мы поговорили с ней о творчестве и учёбе, самоделке и театре. 

Сначала участник, позже – руководитель театральной студии ИФЖиМКК «Руки под пальто». За время обучения в университете многие успешные постановки со студенческих вёсен и не только – твоих рук дело. С чего начался твой театральный путь? 

Я всегда так или иначе любила всяческого рода выступления, с самого детства. В седьмом классе пошла в театральную студию в своем родном городе и занималась в ней пять лет. Режиссером этой студии был, я считаю, замечательный человек, профессионал, выпускник Московского института культуры. Он дал мне очень хорошую базу, с которой я пришла в ЮФУ, собственно, и тут начала уже как-то двигаться на своем родном факультете. На первом курсе посещала все сборы: веревку, театральный, вокальный – везде вообще ходила, но, естественно, больше всего рассчитывала на театральный сбор. Мы как-то законтачились с Викой Белявцевой, бывшей руководительницей театрального направления, тогда еще был Коля Столетний, а потом уже она. Она меня заметила, и на первом курсе я пошла играть в конферанс второстепенную роль, а на втором уже играла главную. Вот так как-то поехало. В общем, я уже очень долго, большую часть жизни занимаюсь театром, и, наверное, во мне эта любовь к нему всегда была. И в разные периоды жизни я её по-разному развивала. 

Для работы постановщиком нужен креатив. Много креатива. Есть кто-то или что-то, что помогает на пути к вдохновению? 

Слушай, ну, на самом деле, я не знаю. Наверное, меня вдохновляет сам процесс работы, когда работаю над персонажем, как актриса, или когда работаю со своими актерами, как режиссёр. Я очень люблю в это погружаться, буквально живу этим. Поэтому, когда первый раз пробовала играть, я поняла, что это моё. Вот это меня и вдохновляет. 

При создании постановок ты ориентируешься в первую очередь на своё представление об искусстве или на понятные для массового зрителя формы? 

Это очень сложный вопрос. Когда я ставлю свои постановки, например, на театральный фестиваль, на капустник или еще куда-то, я ориентируюсь на своё видение: всё-таки, театральная постановка – это передача видения одного человека, своей истории. А студенческая весна – это много людей, которые вместе пытаются рассказать какую-то историю, поэтому, естественно, я не могу ориентироваться только на своё видение. Мы худсоветом принимаем решение, какой вариант передачи оптимален для нас всех.  

На студенческую весну часто приходит неподготовленный зритель – наши родители, друзья и ещё кто-то, кто, может быть, не так касался искусства, чтобы понимать очень тонкие режиссёрские ходы или какую-то завуалированную мысль. Поэтому мы не пытаемся упростить все до максимума, но и не делаем слишком сложно, ведь это все-таки концерт, который прежде всего несет развлекательный характер, и люди должны кайфовать от него, а не пытаться выяснить, в чем была глубокая режиссёрская задумка. 

Успех для тебя – зрительское внимание, оценка жюри или что-то другое? 

Успех – это когда ты смотришь на свою работу и думаешь о том, что это достойно. Своих ребят-актеров я тоже стараюсь настраивать на такой лад, что оценки жюри – это хорошо, это здорово, важно, классно, когда они высокие. Но все-таки жюри – в первую очередь люди, а люди иногда оценивают субъективно, по-своему. Поэтому прежде всего нужно ориентироваться на личные ощущения, когда ты смотришь весну или свою постановку, свой номер или что угодно с твоим участием, и думаешь: «да, я доволен этим», даже если это не идеально, и где-то можно было сделать лучше. Ты думаешь: «мы сделали всё, что могли, и это выглядит круто. Я этим горжусь». Вот тогда да, вот это успех. 

Самоделка помогает в раскрытии студенческих талантов – это факт. Узнала ли ты что-то новое о себе, придя туда? 

Самоделка дала мне новую площадку для реализации себя в другой ипостаси. До этого я была актрисой и иногда писала сценарии, плюс в своей театральной студии помогала с этим. А потом попала в самоделку и стала пробовать ставить на сцене в качестве режиссера, пробовала себя в роли организатора мероприятия: на моем втором курсе нам с Артёмом Манько дали задачу организовать «капустник». Мы еще тогда были второкурсниками, только попавшими в худ.совет, и для нас это было непростой задачей – пришлось на максимум использовать свою стрессоустойчивость. Оказалось, что я более стрессоустойчива, чем думала раньше, и намного более многозадачна, потому что постоянно писали какие-то люди. В общем-то, это небольшое мероприятие в масштабах самоделки, по сравнению со студенческой весной, но большое мероприятие для нас, как для неопытных организаторов. И мы поняли, что не просто справились с этим, но и открыли в себе что-то новое. Потом я уже ставила на театральном фестивале, как полноценный постановщик, позже – на общеуниверситетском театральном фестивале, и сейчас пробую себя в качестве режиссера весны. Это что-то абсолютно новое для меня, я раскрываюсь с самых разных сторон. 

В сутках всего 24 часа, за которые ты успеваешь и поучиться, и позаниматься творческой деятельностью. Как тебе удаётся совмещать это без потери качества в обеих сферах? 

На самом деле, я еще в школе занималась творческой деятельностью. А школа у меня была достаточно строгая в плане учёбы: нужно было успевать и на уроках, участвовать во всяких конкурсах, вот это вот всё. Мне кажется, я просто привыкла, что нужно учиться хорошо. Я это называю «сидеть на двух стульях», и поэтому, наверное, когда в университет пришла, это тоже продолжилось. Бывают моменты, когда очень сложно совмещать учёбу и творчество – в период весны, например. В какой-то степени помогает дистанционный формат. Но, кстати, за все время обучения и пребывания в самоделке я ни разу даже со стипендии не слетела. Иногда мне кажется, что это просто удача какая-то. 

Самое сложное в твоей работе – это?  

Самое сложное – объем информации и задач, которые сталкиваются в одно время. Впервые я режиссёр такого большого мероприятия, как весна – до этого режиссировала постановки, в которых было максимум три человека, не так много реквизита и мелких деталей. А тут огромная постановка, в которой участвует больше восьмидесяти человек, много постановщиков, каждый из которых за свой номер очень сильно переживает. Это много разных картинок, которые должны сложиться в одну общую. Когда у нас проходят общие прогоны, нужно одновременно думать о многих-многих-многих деталях. Всё это держать в голове очень сложно. Я, бывает, просыпаюсь посреди ночи, вспоминая о том, что мне нужно что-то сделать. И записываю, потому что на следующий день могу об этом забыть. Вот такие вещи, это, наверное, самое сложное.  

Планируешь ли ты развиваться в области театра после окончания университета? 

Я учусь на отечественной филологии и могу сказать, что мне правда нравится здесь. И, прежде всего, я, наверное, всегда олицетворяла себя больше с литературой, с чем-то вот таким. Но я очень люблю театр, очень люблю сцену и хотела бы надеяться, что в будущем у меня будет возможность каким-то образом сделать это частью своей жизни. 

Беседовала Мария Ботвина

Фото: СИЦ ЮФУ